В Одессе на Малой Арнаутской "все делают по заказу

На легендарной улице чинят часы, красят шубы и кошерно кормят. И, собственно, никто из местных не против того, что контрабанду делают опять-таки здесь. В Одессе на Малой Арнаутской, как и во времена небезызвестного сына турецко-подданного Остапа Бендера, легко отыщутся умельцы, способные выкрасить шубку из кроличьего меха так, чтобы она выглядела, как норковая, или торговцы, которые в три счета убедят вас в том, что за десять гривен вы покупаете трусы для всей семьи. По крайней мере, те, кто работает сейчас на легендарной одесской улице, — мастера-часовщики, красильщики меха, производители дамских шляпок и продавцы магазинов "Все по 10" — согласились с тем, что и теперь актуально утверждение: "всю контрабанду делают в Одессе… ". Одесситка в четвертом поколении Валентина Францескевич считает, что улица Малая Арнаутская стала синонимом контрабанды не только благодаря Ильфу и Петрову. "Здесь всегда жили евреи. Именно они додумались до того, что можно подделывать монеты и запросто ими пользоваться", — говорит Валентина Яковлевна. К слову, как раз на Малой Арнаутской и сегодня без труда отыщется кошерный ресторанчик. "Да что вы, контрабанды — куча! Сейчас самая популярная контрабанда в Одессе — это текстиль. Слышала, что где-то здесь есть подвал, в котором шьют одежду для дорогих одесских бутиков, — говорит продавщица магазина "Все по 10" Ольга Дубовая. — А вообще, конечно, времена уже не те, сейчас Малая Арнаутская, как видите, зарабатывает другими, более честными способами — вот, продажей конфиската, например". Есть и такие, кто отрицает наличие контрабанды на Малой, правда, не до конца… "Нет, ну что вы, какая контрабанда, это все Бендер придумал. Вот вы пройдите чуть выше, а там сверните во двор налево, вот там спросите, а тут ничего такого нет, — говорит мастер-часовщик Федор. — Там все делают по заказу, даже детей". УЛИЦА-КОРМИЛИЦА. А вот дом №74 по Малой Арнаутской прославился на всю Южную Пальмиру. О подпольных цехах в красках рассказал нам Григорий Щеберяка, который живет здесь уже более полувека. "Разгар подпольного производства пришелся еще на дореволюционное время. Прямо у меня в подвале работали так называемые артели (местная малая промышленность) — из отходов делали дамские перчатки, мастерили картины. Там даже печь стояла, в которой делали гвозди, скорее всего, и лекарства тут производили. Рабочие жили по соседству со мной, вот и мастерили все подряд тут же, на месте. Тогда Малая Арнаутская "кормила" всю Одессу", — вспоминает Григорий Андреевич. — Сегодня подпольщиков почти не осталось, одни банки да офисы вокруг. А если к "Евро-2012" улицу начнут реконструировать (учитывая, что это основной въезд в город), то скоро она и вовсе изменится до неузнаваемости". "БАКАЛЕЯ, МОЛОКО, "РИБА" И СЛАБИТЕЛЬНЫЕ ТАБЛЕТКИ Как только не называлась Малая Арнаутская в разное время — Суворовская, Воровского, Малиновского, снова Воровского, и опять-таки — Малая Арнаутская. Зеленое здание по Малой Арнаутской, 40, знаменито уже тем, что здесь жил прообраз Остапа Бендера, некто Остап Шор. Как пишет "Чисто одесский сайт", здесь также находился кинотеатр "Шантеклер" — комната с киноаппаратом. А напротив, в 45-м номере, жил раввин Фридман — последний раввин закрытой советской властью синагоги портных на улице Осипова. Что касается "контрабанды, которая делается на Малой Арнаутской"… Здесь делали стаканы из бутылок, отрезая им горлышко; полупустые коробки спичек — две крест-накрест в первом ряду. В доме №74 фабриковали слабительные таблетки, в №10 чеканили фальшивые монеты, а на Малой Арнаутской, №16, Ильф и Петров поселили подпольного миллионера Корейко. Правда, саму улицу "обозвали" Малой Касательной, образовав название от Малой Арнаутской и Косвенной улиц. Окраинное расположение, близость черты порто-франко, моря, вокзала, "Привоза" формировали нравы, обычаи, традиции коренных обитателей улицы и ее инфраструктуру. Сегодня трудно поверить, что когда-то тут было до сорока мясных, столько же бакалейных, двадцать молочных лавок и еще с полста торговых заведений, где можно было купить все: от кайенского перца до одесских бубликов, включая вино, рыбу и конфеты знаменитой фабрики братьев Крахмальниковых, чей магазин находился в собственном их доме №109. Продавали на Малой Арнаутской и книги, обувь, уголь, часы… Тут был Дом старообрядческой церкви, синагога красильщиков, мастерские, аптека, гостиница "Майбах", баня, фотография "Заря", постоялый двор, книгоиздательство, прачечная и трактир "Лондон" на углу Ришельевской, ласково именуемый "Лондончик". Во дворах Малой Арнаутской жили собственно арнауты, которым улица обязана названием, греки, евреи, караимы, русские, украинцы, чехи… День начинался пронзительным: "Молоко, кому молоко!", заканчивался вкрадчивым: "Риба, дамы, риба", а в промежутках звучали голоса торговок, нищих, уличных мастеров и говорливых соседок: "Липкая бумага! Купите и спите спокойно!", "Мадам Клубис, почем сегодня чирус?", "Подайте, ради Христа небесного, какую-нибудь крошечку", "Рая, я иду с Лялькой на Ланжерончик, так дайте своего Жорика!", "Стеклы вставляем!", "Дети, побежите узнать или открыто у Царева". Имелась в виду примусная мастерская старика Царева, у которого в доме №55, как говорили, была партизанская явка в годы войны. А в начале века в этом доме квартировал ученик Художественного училища Алексей Крученых, будущий известный поэт-футурист, коллекционер литературных раритетов, московский старожил, чудак.

Залишити відповідь

Ваша поштова адреса не буде опублікована. Обовʼязкові поля позначені *

Ви можете використовувати наступні HTML теги та атрибути: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Очистити формуВідправити